Лучший журналист месяца за июль 2021 года


Подведены итоги конкурса «Лучший журналист месяца» за июль 2021 года. В результате рассмотрения работ журналистов государственных СМИ Брянской области и внештатных авторов конкурсная комиссия признала лучшим журналистом июля Баранову Елену Ивановну, заместителя главного редактора ГБУ «Редакция газеты «Заря»с материалом «Едины парус и душа…».

Представляем вниманию материал победителя.

 

 «Едины парус и душа…»

 Как-то раз на мой номер в WhatsApp  одна знакомая «скинула» несколько фотографий  удивительно красивых парусников. Я восхитилась: откуда такая красота, неужели в нашем городе? Как оказалось, да…

Что может связывать механика Карачевского  ДРСУч  с  морской стихией? А вот может — в свободное время  Виталий Николаевич Марченков  собирает модели настоящих кораблей. Увлечение это возникло не вчера, а достаточно давно, почти 20 лет назад. Как-то в 1990 году он гостил у своего брата в Нижневартовске, и его сынишке на день рождения подарили набор для изготовления парусника. По сегодняшним меркам, набор был несколько примитивным, с пластиковыми деталями, но все равно было интересно.

 — Попробовал собрать, и мне это дело понравилось,- говорит Виталий Николаевич. — С тех пор захотелось заняться моделированием. Началось все как-то спонтанно: в нашем киоске, который раньше находился около автовокзала, увидел первый номер издания «DeAgostini» сразу с двумя моделями парусников. И как раз были новогодние каникулы 2003 года, времени свободного много, вот и решил заняться парусниками.

Журнал тогда  купил. Но оказалось, что для сборки только одного парусника надо 100-150 номеров журнала «DeAgostini», а в год их приходит около 50. Получается, что собирать один парусник надо минимум три года! Этого киоска давно уж  нет, и теперь журналы Виталий ежемесячно заказывает по интернету, а присылают их по почте.

Постепенно начинающий моделист втянулся, иногда собирал даже по три модели одновременно. Сейчас Виталий Николаевич собирает «серьезные» модели, не пластиковые. Когда я их увидела, просто ахнула. Сказать — красиво, значит, не сказать ничего. Во- первых, впечатляет размер — это не те «модельки», которые  мы привыкли видеть в виде сувениров  на морских побережьях. Здесь полный аналог настоящих парусников, только в уменьшенном размере — от 80 до 110 см в длину, высота с мачтами достигает  90 см.

— Мой самый первый парусник был «Черная  жемчужина» из фильма  «Пираты Карибского моря», — рассказывает Виталий Николаевич. — А совсем недавно закончил линкор «Севастополь». Это почти современная модель, созданная  после  Великой Отечественной войны. Но признаюсь, мне  все же   нравятся парусники, хотя с линкором работы было побольше, так как там по масштабу очень мелкие детали, в три раза меньше, чем на парусниках. Это очень тонкая работа. А в парусниках мне интересно наводить такелаж, паруса  натягивать… По времени получается, конечно, не быстро (все подогнать, подточить), требуется терпение, но оно того стоит.

Четыре номера журналов приходят ежемесячно, в каждом — материалы, чертежи, инструкции, в общем, всё необходимое для сборки модели  корабля.  Но это только 1/40 часть модели, т.е. почти ничего. В первый месяц работы, например, собирается остов корабля, киль, шпангоуты, палубный настил, затем черновая и чистовая обшивка корпуса (обклеивается очень-очень узенькими рейками). Потом все зачищается, шпаклюется, грунтуется и красится (краска специальная акриловая, для моделизма). Затем устанавливаются мелкие детали: пушки, шлюпки, палубные надстройки, фигурки моряков, после начинается сборка и установка мачт. Окончательно —  это такелаж, т.е. полное управление парусами, чтобы они поворачивались, складывались, при этом каждая нить делает свою определенную операцию. А этих нитей до 1000 штук! А сколько специальных узелков – можно сбиться со счета. Как объяснил Виталий Николаевич, самая сложная работа  именно с узелками. Бывают специальные узелки, например, на веревочный трап (называется выбленка на вантах). Это такая поперечная ступенька на продольных веревочных растяжках. И здесь не просто завязать нить, а нужен специальный морской узел.

— И хоть я моряком не был, но узлы вязать умею. Технологию сборки уже знаю, можно даже не смотреть на схемы, — смеется мастер.

Весь такелаж похож на паутину, нити очень маленького диаметра. Для растяжки на мачты, например, они должны быть 0,5 мм или даже 0,15 мм, для  якорей чуть потолще — 2 мм.

А вот инструменты в набор не входят, их приобретают в специальном магазине для моделизма, есть такой в Брянске. Отмечу, что для такого    увлечения  оказались  необходимы  знания  геометрии,  черчения и математики, а также различные  кисточки, лак для древесины, клей,   надфиля, ножи, резцы, сверло (самые «ходовые» — 0,5 или 0,75 мм),    миниатюрный  пинцетик и пр. И все это очень маленького размера, в ход идут даже ватные палочки и зубочистки. Поэтому мастеру приходится  работать с увеличительным стеклом, так как сделать это невооруженным глазом практически невозможно. Судите сами: вот фигурки командного состава и моряков размером… в 1 см. Представили? А теперь представьте, какого размера  у них глаза, рот, пуговки на кителе, ремень, околыш на бескозырке и пр. И все это надо аккуратно раскрасить.

Показал мне Виталий Николаевич и маленькую шлюпку с веслами, принадлежность одного из парусников. Всего-то 10 см, а делал ее больше двух лет! Увидела я также и крышки портов — это люки пушечных отверстий. Очень кропотливая работа, чтобы их собрать, надо много всяких маленьких петель, крючочков и др. Посмотрела и на лафет пушки, собранный из этих малюсеньких деталек. Удивление и восторг! Все как натуральное, только очень маленькое. Модели кораблей изготавливаются из различных материалов: металла, пластика, дерева (береза, ольха, красное дерево, редкий вид — сапель). А вот паруса — только из настоящей парусины, все — как положено. И это, скажу я вам, уже не просто модели, а настоящее произведение искусства. Поэтому они требуют особой сохранности и бережного отношения.

— Пыль — такая штука, как ни вытирай, все равно есть, — рассказывает Виталий Николаевич. — Для парусов  это очень плохо, да и вытереть ее там сложно. Поэтому заказываю специальные стеклянные короба, герметически закрытые. Здесь и хороший обзор с подсветкой для демонстрации, и сохранность от повреждений, особенно от… кошек.

Да, в семье Марченковых есть две красавицы — любимицы: кошки Муся и Пуся, одна из которых тут же запрыгнула к хозяину на колени, как бы подтверждая правоту его слов. И хотя  Муся с Пусей являются обладательницами  шикарного многоуровневого кошачьего дворца (отмечу, сделанного руками Виталия Николаевича), парусники для них представляют не меньший  интерес. Всего у  В.Н. Марченкова  на  данный  момент  шесть моделей — это парусники «Черная  жемчужина», «Повелитель  морей», «Баунти», барк  «Седов», императорская  яхта «Штандарт», линкор  «Севастополь»,  седьмая — в разработке.

Любое хобби влечет за собой  дополнительные знания. Так и здесь — собирая каждую модель, можно многое узнать не только об устройстве корабля, но и о том времени, когда он бороздил моря, ведь каждый  корабль  несёт в себе частичку истории. И когда ты держишь в руках прекрасный парусник, то почти чувствуешь запах солёного воздуха, брызги воды, качающуюся под ногами палубу, представляешь людей на палубе: кто они? Может, царь Петр I или капитан  Нельсон…

Вот так и происходит процесс создания модели, — увлеченно рассказывает  Виталий Николаевич.— Кораблестроительство, пусть даже и в миниатюре — это чистое вдохновение и, конечно, усердие. Порой так увлекаешься, что возникает ощущение, будто ты сам держишь штурвал, отдаешь приказы команде, поешь песни и смотришь на бархатный закат в стороне горизонта…

О каждой модели мастер рассказывает с большой любовью, подробно, со знанием дела. Выше я говорила, что В.Н.Марченков работает механиком, поэтому совсем не случайно его увлечение моделизмом. В чем связь? А в том, что механика — та же сборка. Только в профессии эта сборка по-крупному, из настоящих деталей, а в моделизме – из уменьшенных в разы размеров. Мне стало любопытно: коль модели кораблей — точный аналог настоящих, могут ли они также хорошо плавать и держаться на воде?

— Разумеется, могут, — подтвердил Виталий Николаевич. — Будут плыть, как настоящие. Только зачем? Ветер тут же подхватит паруса и понесет — поминай, как звали. Жалко ведь…

Отмечу, что все модели судов обладают высокой декоративной привлекательностью и здорово украшают интерьер дома. Поэтому не удержалась и поинтересовалась, сколько могут стоить такие парусники? Как оказалось, очень даже прилично – от 80 до 100 тысяч рублей. И это только по себестоимости, не считая работы мастера, которая  дополнительно составляет  50 % от стоимости. Но желания продать хоть один никогда не возникало, так как расстаться с парусниками, в которые вложено столько души и времени, просто невозможно.

Сейчас Виталий Николаевич работает над французским парусником «Soleil Royal», что в переводе означает «Королевское Солнце». Это трехмачтовое парусное судно со 104 пушками разных калибров, флагман французского флота 1669 года, названный в честь Людовика  XIV, которого называли «Король — Солнце». Самый дорогой корабль того времени. И пока Виталий Николаевич гордится своей самой первой моделью — пиратской «Черной жемчужиной», все же он уверен, что последняя — «Королевское Солнце» — будет нисколько не хуже.

Е.БАРАНОВА.


Понравилась статья? Порекомендуйте ее друзьям!
WordPress Lessons