Лучший журналист месяца за июнь 2020 года


В результате рассмотрения работ журналистов государственных СМИ, подведомственных департаменту внутренней политики Брянской области, конкурсная комиссия решила признать «Лучшим журналистом месяца» за июнь 2020 года Татьяну Михайловну Богданову с материалом «Чудо – событие при оккупации».

Представляем вниманию материал победителя.

ЧУДО-СОБЫТИЕ ПРИ ОККУПАЦИИ

фашисты ломали репродукторы, рвали провода, арестовывали жителей, но дятьковцы не предали Василия Пискуновича

ОПЕРАТИВНЫЕ ВЕСТИ

В 30-е ГОДЫ радиовещание в Дятьковском районе, как и по всей стране, развивалась стремительно. Но радиоузел был оборудован слабо, а время требовало вывести сети на более высокий уровень: народ жаждал местных и областных новостей и также из Москвы.

САМЫМ первым диктором в нашем городе стала Вера Михайловна Богданова, но проработала очень мало. Её сменила К.И. Шавырина, у которой в трудовой книжке появилась запись, что она — диктор при редакции газеты «Фокинский рабочий» в Дятькове с сентября 1930 года. С июня 1940-го Клавдия Ивановна переехала в Брянск и работала диктором редакции последних известий областного радио.

БРИГАДА ИЗ МОСКВЫ

ВОЙНА! В тылу и на фронте по-новому оценили роль радио: оно — без бумаги, на расстоянии – самая скорая и оперативная весточка. И такая долгожданная! А газета пока дойдет до людей… Как воздух, были нужны сводки Совинформбюро. Но во многих прифронтовых районах в первую очередь эвакуировали радиоузлы. Как быть?

Во Всесоюзном радиокомитете создали бригаду для исправления положения. В Брянск приехал Михаил Степанович Шалашников – старейший журналист, возглавлявший сразу несколько отделов и редакций Всесоюзного радио (был радиокорреспондентом на 1-м Белорусском фронте, руководил группой специалистов, делавших звуковую запись момента подписания капитуляции Германии, вел репортажи с Нюрнбергского процесса).

НЕКОТОРЫЕ райцентры после немецких бомбежек горели, здания разбиты. М.С. Шалашников побывал в Карачеве, Навле, Дятькове. Там радиоузлы еще работали, сюда за сводками приезжали солдаты из воинских частей. Транслировали московские передачи. Внимали каждому слову. Передавали из уст в уста. Тут вещали до последней возможности. Как только Шалашников вернулся назад в столицу, ему сообщили: фашисты только что взяли город Орел. Оккупация!

НЕОЖИДАННОСТЬ

ЗНАЧЕНИЕ радио в годы войны очень ярко характеризует письмо одного ленинградца, присланное в радиокомитет из блокадного города: «Если нужно потерять еще что-то, мы готовы. Но только пусть радио говорит! Без него, как в… могиле».

… В 1990 году издана книга «На брянской волне» — фронтовика, кавалера орденов Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, Заслуженного работника культуры РСФСР Ивана Михайловича Полозова. Почти 40 лет посвятил развитию радио и телевидения на Брянщине. Журналист пишет: «Поистине незаменимым средством информации в захваченных районах стало радио. В его историю золотыми буквами вписан подвиг патриотов города Дятьково».

ОБ ЭТОМ подвиге рассказали партизаны и краеведы в первые же дни моей работы на радио, осенью 1979-го: в октябре сорок первого свирепствовал враг в Дятьковском районе; о победах гитлеровцев кричала фашистская пропаганда — якобы, захвачены и Ленинград, и Москва. Ломая русский язык, фрицы громко распевали: «Страна моя, Москва моя…». В это напряженно-тревожное время — полное отсутствие правды, страшный информационный вакуум. И вдруг — представьте только! – в домах четырех улиц города, где уцелели репродукторы, перед 24-й годовщиной Великого Октября раздался голос: «Говорит Москва! Передаем сообщение о разгроме немецко-фашистских войск под Москвой!». Жестокие бои за столицу будут еще идти, но решающий перелом в нашу пользу уже произошел.

Все возбуждены чудом вещания! На следующий день листовки появились на столбах, заборах. Не унывать! Победа будет за нами!

ДВА с половиной месяца изо дня в день дятьковцы слушали радио. Удивлялись: как же так, ведь при эвакуации радиоузел взорвали?! Но трансляционная-то сеть цела. На квартирах тайком собирались десятки людей (ближе к полуночи), потом по всему партизанскому району разносили истинные события. Тогда многие даже не знали, а кто же «держит связь»? Не догадывались, какой ценой?

В книге «Непокоренная земля» партизаны Павел Лучин и Григорий Орлов пишут: «Трудностей в подготовке передач было значительно больше, чем могло показаться на первый взгляд. Появилось много любопытных, им хотелось знать, кто же осуществил такое дело. Они, сами того не осознавая, могли погубить организаторов. Пришлось соблюдать строгую конспирацию».

СМЕКАЛКА

МНЕ посчастливилось застать живым героя, рисковавшего в пору жестокой оккупации, – Василия Савельевича Пискуновича. Помню, как пришла к нему в квартиру (в пятиэтажку в центре Дятьково) – в феврале 1982 года. Жил в то время один, болел. Его мучили боли в ногах, принимал лекарственные ванны, чтоб хоть чуток уменьшить страдания нижних конечностей. Обычный, простой, не очень-то разговорчивый. Застенчивый. Говорил неторопливо, сдержанно.

… ОСТАВШИСЬ по заданию партии в подполье, редактор местной газеты Ефрем Арсентьевич Кустов (подпольное имя «товарищ Ефим», талантливый журналист, храбрый партизан, авторитетный

человек, погиб в сентябре 42-го) с помощью комсомольцев организовал выпуск листовок. Однажды встретился с техником радиоузла Пискуновичем. Посоветовался. Вот если бы частично заменить листовки радиопередачами… Оказалось, что и Василий Савельевич тоже думал на эту тему.

РУССКАЯ смекалка: в одном из домов Пискунович установил радиоприемник. Но где взять питание к нему? Идея! На раму велосипеда установили генератор переменного тока и, когда наступало время долгожданных передач, Пискунович (или кто-то другой) садился в седло и вращал педали. Генератор и приемник оживали. Так и звучал голос родной Москвы в оккупированном городе. Пусть 10-15 минут, пусть не совсем качественно. Но динамомашина и её самоотверженные «водители» очень старались. Кстати, велосипед хранился в доме Федора Овсянникова.

ОБЛАВЫ

ЧАСТО ход событий меняет неожиданный случай. Два с половиной месяца вещало радио и вдруг… Василий Савельевич рассказал мне:

— Как-то в один из домов вошел немец. И надо же: именно в эти минуты из репродуктора раздался голос Левитана. Что началось! Фашисты устраивали повальные обыски, ломали репродукторы и рвали провода. Угрозы… Аресты…

Но радиоузел так и не нашли. Среди тех, кто был в курсе, никто не выдал Пискуновича. Ноябрь и декабрь сорок первого, затем январь сорок второго: почти каждый день рисковал Василий Савельевич.

ПРАЗДНИК СВЯЗИСТА

ДЕНЬ установления Советской власти в тылу врага в феврале сорок второго стал для него праздником – почти на четыре месяца.

— Закончился тяжелый период подпольных программ, — признавался он. – Можно трудиться свободно. Всю душу хотелось вкладывать!

СТАЛ восстанавливать радиоузел, которого фактически уже и не существовало: пусть жители освобожденного района слушают радио, сколько хотят.

— Воздушные сети я сам лично уничтожал перед приходом немцев. Кое-что удалось в земле припрятать, в надежных местах зарыл часть радиоаппаратуры. И собирать начал по крупицам… Москва звучала в эти месяцы ежедневно, по два раза в день.

А КОГДА партизанскую республику уничтожили, В.С. Пискунович ушел в лес, захватив часть радиохозяйства. Человек скромный, незаметный, но как боец-патриот незаменимый. В 1943-м после освобождения Брянщины основательно взялся за восстановление радио в районе. Долго трудился на Дятьковском узле связи.

ГОВОРЯТ ТОВАРИЩИ…

МНЕ было важно узнать о суровом и непростом времени от самих свидетелей тех событий. «Пламя труда» печаталась в начале 80-х в Дятьковской типографии, где работал знаменитый наборщик подпольной типографии Петр Федорович Кирюшин (он в войну печатал газету на бересте, когда закончилась бумага). Слегка перед ним робела: посмотрит строго поверх своих очков, прежде чем ответить выдержит паузу. Иногда вспылит. Зато именно от него так радовала похвала за хорошую статью. Пискуновичем восхищался:

— Если б не его светлая голова и золотые руки, то не жила бы полнокровно и наша боевая партизанская газета. Ведь сводки Совинформбюро мы записывали по радиосообщениям.

А ЧЕГО стоило мнение такого авторитетного партизана, как Александр Сергеевич Земский. Кумир молодежи сороковых. В отряд «дяди Саши» просились даже 12-летние мальчишки. Внешне величественный, с характером, взрывной, чем-то похож на гордого аристократа (был после войны заместителем главного инженера крупнейшего завода на Алтае – тракторного). Эмоционально и болезненно переживал несправедливость и вранье (байки военные). Таким и запомнился — боевым, горячим офицером. Колоритным.

— Очень напряженно жили в Дятькове в ноябре сорок первого. Люди затаились. Страх сковал: никто не знал, а что на фронте? И вдруг в этом мраке — радио: «Говорит Москва!». При советизации района не только радио вещало, но и телефонную связь наладил Пискунович.

ПРОШЛИ ГОДЫ

В СЕНТЯБРЕ 1983 г. отмечали сорок лет освобождения Брянщины. Славной дате посвятили районную выставку цветов, плодов, овощей и фруктов (тогда они были традиционными – проводили их золотой осенью). За четыре дня ее посетили тысячи дятьковцев – от трех-пяти лет малыши приходили до людей очень зрелого возраста.

Красивые, оригинальные композиции украшали фойе Дятьковского техникума. Дары природы, плоды труда на мирной земле. Среди лучших работ жюри отметило «Позывные в эфире» — лаконичную, строгую композицию. Белоснежные стройные каллы в обрамлении изумрудной зелени. Над ними изящно вьётся кружевной стебель декоративного клена. Столько свежести, надежды и оптимизма! Именно таким и стало настроение земляков, вдруг услышавших в оккупированном городе жизнеутверждающее: «Говорит Москва!». Эта изумительная работа – благодарное посвящение Василию Савельевичу Пискуновичу.

Татьяна БОГДАНОВА

На снимке из фондов Дятьковского историко-краеведческого музея В.С.ПИСКУНОВИЧ


Понравилась статья? Порекомендуйте ее друзьям!
WordPress Lessons