Лучший журналист месяца за декабрь 2018 года


В результате рассмотрения творческих работ журналистов и внештатных авторов,  опубликованных на страницах государственных печатных СМИ в декабре 2018 г.   комиссия  решила признать «Лучшим журналистом месяца»  А.А.Сарикову, заведующую отделом ГБУ «Редакция газеты «Пламя труда» с материалом «Семейная крепость: проверено временем».

Представляем вашему вниманию материал победителя.

ДЕМУШИНЫ

 СЕМЕЙНАЯ КРЕПОСТЬ: ПРОВЕРЕНО ВРЕМЕНЕМ

 Жизнь человеческая… Сколько вмещает она незабываемых событий,   ярких страниц,  удивительных историй: позитивных,  радостных, а зачастую – горестных, трагических. Слушаешь иной раз своего собеседника и думаешь: сколько пришлось выдержать, пережить старшему поколению. Но, несмотря ни на что, выстояли, выдюжили, не сломались.  

В тот вечер я долго сидела с Любовью Гавриловной Монаховой (Демушиной) в ее доме, листала фотоальбомы. И текли, текли воспоминания.

 ОТЕЦ

 Ее будущие родители познакомились обычно, на танцах. Тогда, перед войной, Гавриил Демушин работал кузнецом на брянском заводе, Варвара Пронина училась в медучилище. Молодые люди встретились, сразу потянулись друг к другу  и, обнаружив родственность душ, вскоре поженились. Жизнь представлялась им в радужном свете, полной радостных надежд и ожиданий. Вскоре молодого мужа призвали в армию. Служил на польской границе связистом. А через четыре месяца началась война.

Только представьте, молодые, необстрелянные ребята сразу же попали в эту кровавую мясорубку. В тот момент (в результате перевооружения)  у них не было никакого оружия, лишь катушки  связи. А по небу тучей летели самолеты, по земле черными гусеницами ползли танки. Советская страна еще жила мирной жизнью, а на ее западных границах уже вовсю шла война, и погибали люди. Многие попали в плен. 22 июня 1941 года, в девять часов утра,  попал в плен и 20-летний Гавриил Демушин.

-Отец прошел все круги ада,- вспоминает дочь. – Был во многих концлагерях  Германии, испытал на себе все издевательства, всю жестокость немецкого фашизма. Холод, голод, работа на пределе человеческих сил и возможностей (в основном, у бауэров). Отсюда – неизбежные болезни, инфекции. Многие умирали, не выдерживая нечеловеческих условий. Ослабленных, еле живых людей, ожидали крематории и газовые камеры.
От этой страшной перспективы Гавриила Демушина спас земляк. В 43-м настал тот день, когда его, ослабевшего, кинули в кучу смертников. Здесь лежали больные с дизентерией и с другими кишечными инфекциями. Собрав последние силы, узник перекатился с чьего-то тела на землю, ближе к проволоке. Тут и нашел его Иван Евсиков, земляк из Брянска, тоже военнопленный, которому «посчастливилось» работать на кухне (и хотя там была, в основном, гнилая картошка и мерзлая кормовая свекла, все-таки это считалось хоть какой-то едой). Иван (рискуя собственной жизнью!) смог перетащить еле живого земляка на кухню, закопал его в гнилую картошку, оставив лишь небольшое отверстие, чтобы тот мог дышать. Давал ему по чуть-чуть хлебушка. (Спустя годы, Гавриил Демушин, плача, рассказывал старшей дочери, как он ругался на Ивана, материл его, кричал, чтобы тот накормил его вдоволь, а не издевался над ним. Он не понимал тогда, что истощенного человека нужно именно так кормить, понемножку). Иван Евсиков выходил своего земляка и выхлопотал, чтобы тот остался с ним на кухне в качестве помощника. Так он спас ему жизнь. А ту кучу смертников на следующий день облили и подожгли. Это было жуткое зрелище, предсмертные крики и вопли еще долго преследовали чудом избежавшего такой участи Гавриила. (В конце пятидесятых Иван Евсиков и Гавриил Демушин встретились. Плакали с жёнами, вспоминая пережитое и погибших товарищей. Дочь Люба училась тогда в четвертом классе, ей очень хотелось послушать, о чем разговаривали ее отец и приехавший гость. Но девочку быстро выпроводили: не для детских ушей были их воспоминания).

…Весной сорок пятого их лагерь освободили американцы. Гавриил Демушин вместе с другими узниками прошел необходимую фильтрацию, отказался остаться за границей (военнопленным говорили, что на Родине их, как «предателей и трусов», скорее всего, ждут те же лагеря). Что ж, будь что будет, решил он. Их привезли к большому  мосту через Одер. Две большие  колонны шли параллельно друг другу: с одной стороны – военнопленные, с другой – мирное население, женщины с детьми, угнанные в Германию. (Спустя десятилетия, сопоставив факты, Любовь Гавриловна узнала, что в той толпе именно в тот день шла мать с пятью детьми. Одна из них – 13-летняя девочка – это была ее будущая свекровь по второму мужу, которая была убеждена, что им помогла  вернуться на Родину маленькая деревянная иконка Святого Николая, обожженная и закопченная, с которой её мать никогда не расставалась). На другой стороне моста стояли вооруженные советские солдаты, по ходу дела фильтрующие эту огромную толпу. Гавриил Демушин с товарищами, после ада фашистских концлагерей, был отправлен в Донбасс на работу в шахту.

МАТЬ

 Варвара Демушина войну встретила в своей родной деревне Клетно, что в Хвастовичском районе Калужской области. Когда начали образовываться партизанские отряды, ее оставили работать медсестрой в партизанском отряде имени Жданова. Сколько раненых, тяжелобольных прошли через ее руки! Выполняла и другую нужную работу, была и  санитаркой, и прачкой. Тоже хлебнула в войну и холода, и голода. Муж как пропал без вести в начале войны, так она больше о нем ничего и не слышала. А после окончания войны «сарафанное радио» принесло весть, что ее муж не погиб, а после немецких концлагерей «заглаживает свою вину военнопленного» на шахте в Донбассе. Варвара бросилась за помощью к начальнику местной милиции Жаркову. Во время войны она его выходила, буквально спасла от смерти. И вот теперь понадобилась его помощь. Нач

альник милиции выдал Варваре справку, что она являлась медсестрой в партизанском отряде. С этой справкой, как с «охранной грамотой», она и отправилась в Донбасс на перекладных (денег не было). Стояла весна сорок шестого года. Страна, только-только начинающая жить мирной жизнью, лежала вся в руинах.

Варвара приехала на нужную шахту, добилась приема у начальника.  И состоялось долгожданное свидание с мужем. И заплакала она, увидев своего любимого («Кожа да кости, да глаза лупатые,- вспоминала потом). И он тоже не выдержал, обнял жену: «Варя, забери меня отсюда». Пришлось те немудреные продукты, которые она везла «своему Гавричеку» (небольшой кусочек сала, хлебушек и две бутылки водки) отдать как плату за вызволение мужа. Но она нисколько об этом не жалела. Все у нее получилось, и она везла Гаврика домой!

Началась мирная жизнь, наполненная работой, хлопотами, семейными делами. Сначала жили в Клетно, потом завербовались в Калининскую область (там строили город в 50 километрах от Рыбинского водохранилища), осваивали «первое болото», трудились на кирпичном заводе. Семья росла. Первой родилась Люба. За ней – Вера, Коля, Володя, Надя, Таня. Еще четверо детей  (Лёня, Саша, Валя, Витя) родились, когда старшие Демушины уже  уехали  из Калининской области. Дело в том, что когда племянник Гавриила Игнатьевича рассказал о крепком совхозе «Дятьково» на Брянщине, Демушины решили здесь обосноваться. Переехали в поселок Смычка. Глава семьи стал  работать кузнецом  в четвертом отделении совхоза. Трудился на совесть, вступил в партию, долгое время был председателем группы народного контроля в отделении совхоза. Варвара Дмитриевна занималась семьей, подрабатывала в медпункте. Дети учились в Большежуковской восьмилетке. Жизнь постепенно налаживалась.

ДОЧЬ 

Шли, бежали годы. О каждом из детей Демушиных можно очерк написать. Работали на благо Родины, не отступали перед трудностями.

Яркой страницей в жизни моей героини, Любови Гавриловны Монаховой (тогда еще Демушиной), стал ХV съезд комсомола, когда она, 19-летняя комсомолка-хрустальщица, принимала участие в его работе, была делегатом съезда.

Любовь с отличием окончила училище и пришла на хрустальный завод, стала работать алмазчицей. Была организована комсомольско-молодежная бригада, 14 человек. Работали все с огоньком, с огромным желанием. Вскоре Любовь Демушину выбрали комсоргом смены. Общественная работа нравилась.  И после смены комсомольцы не сидели без дела. Моя собеседница вспоминает, как закладывали фонтан на территории завода, проводили «огоньки», мероприятия на военно-патриотическую тему. В обеденный перерыв, в праздники устраивали концерты художественной самодеятельности. Секретарем комсомольской организации ДХЗ тогда был Анатолий Помазенков. В те бурлящие-кипящие  шестидесятые и состоялось историческое решение Дятьковского горкома  партии, что делегатом молодежного форума должен стать представитель хрустального завода. Выбор пал на активную комсомолку Любовь Демушину. (Кстати, в разное время делегатами комсомольских съездов были хрустальщики Зоя Петровна Немчинова и Геннадий Петрович Торопин).

И всё закрутилось! Сегодня Любовь Гавриловна с улыбкой вспоминает, как ее собирали на съезд всем миром. Светлое платье и туфли-лодочки приобрела благодаря разнарядке горкома партии (платье до сих пор хранится в ее гардеробе!). И вот в мае 1966 года в составе 17 человек – делегатов-комсомольцев Брянщины она поехала в Москву.

-Помните, кто выступал на съезде? О чем говорили? – спрашиваю свою собеседницу.

-Выступал тогдашний генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев. Выступали комсомольские активисты, рапортуя о своих успехах и достижениях. Делегатами съезда были космонавты Юрий Гагарин, Павел Попович, Андриян Николаев, композитор Александра Пахмутова.

Обширной была культурная программа. Комсомольцы ходили в цирк на Цветном бульваре, слушали в Большом театре оперу «Кармен». В день пионерии на Красной площади стояли на праздничной трибуне, наблюдая за праздником. А еще молодые люди просто гуляли по Москве, ведь многие приехали в столицу впервые. Были встречи с известными людьми: и запланированные, и совсем неожиданные. Как-то вечером, когда делегаты от  Брянщины ужинали в ресторане, туда пришли космонавты — супружеская пара  Валентина Терешкова и Андриян Николаев. Парень с БМЗ пригласил Валентину Владимировну на танец. А потом столы были сдвинуты, и молодые люди долго беседовали с прославленными космонавтами.

-Такое не забывается, — вспоминает Любовь Гавриловна. – Это был грандиозный форум молодежи. Мы общались друг с другом, рассказывали о себе, строили планы на будущее. А впереди была – целая жизнь!

«ДЕМУШАТА»

 И каким оно оказалось – будущее моей героини?

-Я бы сказала – хорошим,- ответила Любовь Гавриловна. — В ноябре 1966 года я вышла замуж. Через четыре года  с хрустального завода перешла в училище, проработала 16 лет мастером производственного обучения шлифовщиков стеклоизделий. Закончила ДИТ (тогда у меня было уже двое  детей). Работу свою очень любила, любила учащихся, которые приходили ко мне на учебу. Но, к сожалению, по состоянию здоровья из училища пришлось уйти и перейти на мебельный комбинат, где я проработала  до пенсии.

Сегодня Любовь Гавриловна Монахова (Демушина), как сама сказала, ведет неторопливый образ жизни. Смотрит телевизор. По выходным и праздникам ездит в Любышский храм на службу. Она – счастливая мама пяти детей, бабушка 12 внуков и уже дважды прабабушка. Старшая дочка, Лена, окончила педучилище, Зина – медучилище, Наташа и Ирина — ДИТ, а младший Ваня выучился в училище на столяра. У всех детей свои семьи, все нашли свое место в жизни.

То же можно сказать и о сестрах-братьях Любови. Вера всю жизнь проработала алмазчицей на хрустальном заводе. Николай  был краснодеревщиком на ДОЗе, имел самый высокий шестой разряд. Большую часть жизни проработал в Молдавии. Надо отметить, что все Демушины прошли через наше училище. Владимир работал столяром, тоже долго жил в Молдавии (к сожалению, из-за болезни умер в 2017 году). Надежда трудилась  алмазчицей, сейчас живет в Брянске. Татьяна – штукатур-маляр. Леонид — столяр, окончил курсы экскаваторщиков, много ездил по газотрассам («Уренгой-Помары-Ужгород» и другим). Александр начинал столяром, теперь работает трактористом в «Сервис-граде». Валентина была алмазчицей, одно время жила в Клинцах, теперь живет в Дятькове, работает оператором в котельной. Виктор, самый младший, учился на выдувальщика, потом работал в «Сельхозхимии». К сожалению, трагически погиб в 1991 году.

… На излёте семидесятых поселок Смычка был признан неперспективным, и люди стали разъезжаться кто куда. Очень не хотелось старшим Демушиным трогаться с обжитого места. Тянули до последнего, когда в поселке остались лишь два дома. Гавриил Игнатьевич заболел и умер в  1980-м, а Варвара Дмитриевна  через год после смерти мужа, наконец, переехала в Дятьково, поближе к детям. Умерла в 1991-м (через несколько месяцев после гибели сына материнское сердце не выдержало горя). Похоронены на кладбище  Смычки. Дети и их внуки приезжают сюда при первой возможности. По праздникам или в день  какой-нибудь  памятной даты они большой дружной компанией спешат в родные места. Вспоминают прошлое, родных и близких, всех «демушат», как их когда-то  обобщенно-ласково называли в ПТУ №14. Но никто из них не дотянулся до «рекорда» родителей – десять детей!

В связи с этой немалой цифрой, Л.Г.Монахова в конце нашей беседы вспомнила:

-Когда мне было уже за тридцать, я, то ли в шутку, то ли всерьез спросила отца: «Пап, что же вы нас столько много народили? Аж десять детей». А он серьезно ответил: «Доченька, я столько видел горя во время войны. Видел, как мучились и умирали безвинные дети. И я зарок дал: сколько Бог даст мне детей, столько и будет. Но ни одна моя кровиночка не должна пропасть! Вот и дал мне Господь пятерых сыновей и пять дочерей. Счастье-то какое!»

Алла САРИКОВА

Фото из семейного альбома Л.Монаховой

 


Понравилась статья? Порекомендуйте ее друзьям!
WordPress Lessons