Лучший журналист месяца за январь 2018 года


Подведены итоги творческого конкурса департамента внутренней политики Брянской области среди государственных печатных СМИ «Лучший журналист месяца» по итогам работы за январь 2018 года.

Члены конкурсного жюри после предварительного отбора творческих работ, опубликованных в январе  2018 г. на страницах государственных печатных СМИ, определили лучшие материалы журналистов (внештатных авторов):

-Т.М.Богдановой, заведующей отделом редакции Дятьковской районной газеты «Пламя труда», материал «Дятьково больше… не говорит» (№ 1-2 от 12.01.2018г.);

-Г.В.Щигарцова, ответственного секретаря Навлинской районной газеты «Наше время», материал «Жизнь в новой жизни» (№ 1-2 от 01.01.2018г.);

-Ю.В.Качановой, обозревателя Новозыбковской районной газеты «Маяк», материал «Здравствуйте, Эмма Григорьевна!» (№ 4 от 19.01.2018г.);

— Л.В.Волосеко, обозревателя Новозыбковской районной газеты «Маяк», материал «Молочная нежность» (№ 4 от 19.01.2018г.);

— Н.В.Формовой,  обозревателя Севской районной газеты «Севская правда», материалы «Родилась в новогоднюю ночь» (№ 1от 12.01.2018), «Союз»: в ногу со временем» (№ 3 от 26.01.2018);

— Е.Н.Волжской, заместителя главного редактора ГБУ «Редакция газеты «Севская правда», материал «Слушает прибором, слышит душой…» (№ 3 от 26.01.2018).

В результате рассмотрения работ вышеназванных авторов конкурсная комиссия РЕШИЛА признать «Лучшим журналистом месяца» за январь 2018 года Г.В.Щигарцова,   ответственного секретаря Навлинской районной газеты «Наше время» с материалом «Жизнь в новой жизни».

Предлагаем вашему вниманию творческую работу победителя.

Жизнь в «Новой жизни»

Это уже стало доброй традицией у журналистов «Нашего времени» в новогоднем номере рассказывать о жизни людей, живущих в отдаленных уголках нашего района. Сегодня наш рассказ о людях поселка «Новая жизнь» Чичковского сельского поселения.

Решил посмотреть Интернет, узнать какие сведения упоминаются об этом поселке. Но он сразу же обманул, дескать, расположен в Щегловском поселении. Нисколько не помогли межпоселенческая и Бутерская библиотеки: летописи тоже нет. У многих навлинцев спрашивал – никто не знает. И вот мы с главой Чичковского поселения Галиной Мальцевой в один из заснеженных дней отправляемся в «Новую жизнь». Проехав по трассе «Украина» несколько километров, свернули направо, где путь указывал знак «Теплое». Дорога прекрасная, хотя четыре года назад, когда я ехал в Карачев, она была вся разбитая. Галина Александровна с гордостью говорит о том, что ей удалось в Брянске уговорить дорожную организацию, которая и сделала добротную дорогу.

Через пару километров – наш поселок, а дальше дорога на с. Теплое Карачевского района. Но проехать на «Ниве» по «Новой жизни» было сложновато. Здесь всего одна улица с проселочной грунтовой дорогой. На ней – 16 домов, кстати, добротных и ухоженных, несмотря на то, что только в шести проживают жители круглый год. Остальные – дома дачников из ранее здесь проживавших селян, а затем переехавших на постоянное место жительства в Брянск. Конечно, для дач лучшего места и не придумаешь! Трасса рядом – через 40 минут без проблем можно из областного центра приехать в это укромное место. Что еще удивило: все дома в целости и сохранности.

Вот что рассказал нам о жизни поселка старейший житель, узник Великой Отечественной войны Михаил Федорович Архипов:

— Мне уже 88 годков стукнуло, родился здесь, всю жизнь тут и живу. Хорошо помню и годы войны. В 1942 году наш поселок немцы сожгли: приехали на трех танках из Карачева. А спалили наших 20 домов за связь с партизанами. Отец мой с 1934 года был председателем местного колхоза. Поселок сожгли. Где жить, куда податься? Переехали в Бутре к бабушке: мать и нас семеро деток. Отца на фронт не призвали, тогда у председателей была бронь: нужно было выращивать хлеб, скот, чтобы солдат кормить. И вновь для нас случилась беда: 22 февраля 1943 года немцы нашего отца за связь с партизанами повесили на раките в соседнем поселке Прилепы:  там его и похоронили. А через некоторое время, ранней весной, всю семью фашисты угнали в концлагерь в Белоруссии. Жили в бараках. Там находилось свыше 45 тысяч пленных. Горя хлебнули все сполна. После освобождения нас воинами Красной армии вернулись в родные края. Все дома были сожжены, леса не было. Но когда немцы отступали, то разбитую дорогу укладывали деревянными щитами. Так мы с братом их таскали и строили себе избенку. Чуть уже позже стали бесплатно лес выдавать. Тогда и построили неплохую хату. Вот так и жили. До призыва в Армию работал в колхозе кладовщиком, конюхом. Затем окончил с отличием курсы шоферов. Служить пришлось четыре года. К службе относился хорошо, оставляли даже на сверхсрочную, но тянуло домой. Уговаривали, дескать, что ты в своей деревне опять в лаптях ходить будешь? Демобилизовался.

В Теплом, это почти рядом, устроился на работу. Послали на курсы экскаваторщиков. Трудился на осушении болот. За свою работу награжден орденом Трудового Красного Знамени, не раз был на доске Почета, обо мне не раз писали в областной газете.

Живет ветеран один в своем уютном доме, обшитом сайдингом. Ему помогли только сруб поставить, а все остальное сделал сам. Девять лет назад похоронил супругу. Помогают две дочери, которые живут в Брянске и Сельцо. Но практически по очереди раз в неделю приезжают к отцу: привозят продукты, потому что здесь никогда не было магазина. Выручает сейчас жителей индивидуальный предприниматель, который завозит сюда товары.

В доме тепло и уютно, но в поселке нет газа, хотя газопровод проходит рядом. Но в свое время, когда шла массовая газификация, никто из начальства не побеспокоился. Поэтому дрова приходится готовить самим.

— А где же и с кем встречаете Новый год?

— После смерти жены – один, в своем доме. Накануне приезжают дочери, внуки, привозят продукты, практически они и накрывают мне стол. Выпью рюмочку, хотя я не любитель этого, а затем смотрю передачи по телевизору.

— Вот с вами здесь и наша глава поселения Галина Александровна, которая часто бывает у нас, помогает. За что ей спасибо. Но есть большая просьба: в селении нашем есть водопровод, но в последнее время воды нет. Говорят, где-то порыв. Благо, что еще есть у нас два колодца, вот оттуда в флягах и возим.

Здесь нет ни одного социального объекта: ни клуба, библиотеки, почты, магазина, фельдшерско-акушерского пункта, школы. Так в одно время, рассказывают старожилы, председатель Верхопольского сельского Совета  народных депутатов Карачевского района (это три километра отсюда) обращался в облисполком, чтобы «Новую жизнь» присоединить к их району. Но ничего не вышло.

Есть жалобы  и на медицинское обслуживание: врачи приезжают редко, не бывает и фельдшер медпункта — его в Прилепах закрыли. Несколько лет назад их обслуживал Тепловский ФАП Карачевского района: и жалоб не было. Затем вопрос решили по-другому, но лучше не стало.

По пути я встретил моего хорошо знакомого Николая Разенкова. Он один из первых в районе стал фермером. Разговорились:

— Да, я занимался 10 лет фермерством, взял в аренду 280 гектаров земли, выращивал зерновые культуры на здешних полях и в с. Бутре. Была своя техника, необходимая для обработки пашни. Но враз все рухнуло: мелкие фермеры оказались никому не нужными. Остался без работы. В 2002 году Синезерское лесничество пригласило меня со своей техникой помочь тушить лесные пожары, да так там и остался трудиться постоянно. Был лесником, а сейчас по-новому – государственный инспектор леса. Живу здесь в своем доме, а жена – в Брянске «учит» нашего восьмиклассника, потому что у нас в поселке никогда не было школы. Я сам учился в Тепловской средней школе. Живем, как все.

— А не думаешь к жене в Брянск перебраться?

— Да вы что, там нечего делать. Здесь всегда чистый воздух, да и работа в лесу. Раньше держал неплохое домашнее хозяйство, сейчас только птицу. У нас на все селение только корову имеет семья Тамары и Сергея Азаровых, которые из города переехали и занимаются выращиванием скота. Как же  уеду отсюда, если я бабушкам пашу постоянно огороды. Лошадей ни у кого нет. Да я тут из местных самый молодой (смеется), недавно 60-летний юбилей отметил. Мне еще поручили следить за водопроводной сетью, башней. Меняю, когда выходит из строя, насос. А вот сейчас уже в течение месяца куда-то очень быстро уходит вода. Причина, наверное, в порыве.

— Выручает еще наших жителей то, что при каждом доме есть транспорт: то ли у сына, дочери или внуков. Так что многие проблемы снимаются.

Новый год встречать приезжает жена с сыном, а на следующий день — родственники.

Николай попросил нас зайти в гости к его матери. Тоже довольно симпатичный домик. Приветливо встретила его хозяйка, 85-летняя Клавдия Павловна Разенкова:

— Родилась в соседнем селе Бутре, но вскоре с мужем Николаем переехали сюда. Я там работала учетчиком, а супруг – трактористом. А здесь много лет была звеньевой. Построили хороший дом, воспитали двоих дочерей и сына. Старшая Антонина живет в Брянске, но теперь переехала с зятем ухаживать за мной. Дочь Зоя уехала в Италию, там вышла замуж, приезжает меня навещать. В последнее время я стала чаще болеть, но «скорая помощь» из Навли приезжает.

Когда жила в Бутре, очень шумно и весело встречали не только Новый год, но и Рождество. Пели песни, колядовали, а девчата гадали. Людей там было все-таки намного больше. Живем, не тужим. Вот было б хорошо газ нам подвести, но, наверное, я до этого времени и не доживу.

Но все-таки одна достопримечательность здесь есть: в паре километров от поселка – озеро Шумовец. В 1992 году решением малого Совета Брянского областного Совета народных депутатов на территории Синезерского лесничества был образован памятник природы областного значения «Озеро Шумовец». Площадь его – 10 гектаров, глубина доходит до четырех метров. Это озеро и всего побережье его водно-болотного комплекса очень богаты лечебными сапропелевыми грязями, залегающими на дне толстым слоем до пяти метров. Они активно используются для лечения пациентов в санатории «Снежка» и других лечебно-профилактических учреждениях.

Наши встречи подходили к концу. Приятно было сознавать, что в селах, поселках и деревнях не перевелись еще добрые люди, которые, несмотря на еще имеющиеся трудности, не ропщут на свою жизнь. Живут и радуются с надеждой на лучшее. И хотя проживают в отдаленности от районного центра – не оторваны все-таки от цивилизации: есть на улице таксофон, у каждой семьи – сотовый телефон. При желании есть возможность подключиться к Интернету. Так что жизнь в «Новой жизни» продолжается. И это радует…

Григорий ЩИГАРЦОВ


Понравилась статья? Порекомендуйте ее друзьям!